?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Маленький город Абаза лежит в распадке Саянских хребтов. Тайга, прозрачные горные реки, живописные скалы. Кедровые орехи, брусника, деликатесная рыба… Кажется, сам воздух напитан силой и здоровьем. Но и здесь людей хватают своими лапами тяжелые и коварные болезни. Вот и четырехлетний Никита Романов был румяный и веселый мальчик, и вдруг…

Мама Никиты Анастасия помнит число, когда он заболел: 22 января 2015 года. С утра отлично себя чувствовал, на санках кататься хотел, а потом стал падать, говорить, что голова кружится. Стоять не мог. Подскочила температура, началась рвота. Вызвали «скорую». Думали, что Никитка чем-нибудь отравился.

Четыре месяца болезни сына стали для семьи Романовых вечностью. Больницы, переезды из города в город, обследования, анализы, ожидание, что скажут врачи. И каждый день – страх за жизнь сына и надежда, что болезнь пройдет, исчезнет.

Но такая болезнь сама не исчезает и не лечится таблетками. Костный мозг Никиты стал создавать и выбрасывать в кровь лейкоциты в огромных количествах. И они, призванные природой защищать организм, принялись убивать, сжигать маленького человека.

– Несколько дней Никитку пытались лечить в Абазе, – рассказывает Анастасия. – Но лейкоцитов становилось только больше. Перевезли в Абакан, столицу Хакасии, а оттуда – в Красноярск… Никита прямо на глазах таял: худел, температурил, плакал от боли в ногах. И эта бледность жуткая…


В Красноярске врачи назначили поддерживающую химиотерапию, но сказали, что спасти мальчика может только трансплантация костного мозга. Это же подтвердили специалисты по детской трансплантологии в Санкт-Петербурге. Сбой в работе костного мозга Никиты уже не исправить, нужно его менять.

– В Питере у Никитки случилось обострение, – продолжает свой тяжелый рассказ Анастасия Романова. – Кровь из носа бежала и останавливалась кое-как, температура до сорока градусов, очень болела голова, так, что кричал от боли. И самое страшное – сильно увеличились печень и селезенка. Приехали на несколько дней на консультацию, а пролежали больше месяца…

Сейчас он с мамой в Красноярске, в краевой детской клинической больнице. Оборудование здесь хорошее, врачи опытные. Благодаря поддерживающему лечению новых обострений удается избегать.

Но это именно поддерживающее лечение – вернуть здоровье Никите может только операция. Пересадка чужого костного мозга.

Смотрю на семейные фотографии Романовых. Вот Никита до болезни – улыбающийся, счастливый, на первом своем велосипедике, вот на санках. Щеки, как яблоки. Настоящий сибирячок. Совсем другой сейчас: бледный и щуплый мальчик с непроходящим страданием в глазах.

Вот Никита с мамой, вот с папой Денисом. Денис работает на Байкало-Амурской магистрали вахтовым методом. Проходчик, пробивает туннели. Единственный работающий в семье.

Своей квартиры у Романовых нет, стоят на очереди, а пока снимают двухкомнатную...

А вот фото, где Никита с братом Максимом, которому восемь лет, окончил только что первый класс.

Максим был первым кандидатом в доноры.

– Сам вызвался помочь Никитке, – с грустной улыбкой рассказывает Анастасия. – Он всегда с ним всем делился, старший брат ведь.

Но исследования показали, что у них неполная совместимость, Максим не подходит. В Международном регистре доноров костного мозга Стефана Морша нашли потенциальных доноров.

Впереди подготовка к сложной операции, а после нее – долгий процесс восстановления нормальной работы организма. Чтобы все прошло удачно, необходимы дорогостоящие лекарства для сопроводительной терапии. Любое недомогание в таком состоянии может стать роковым.


– Вот лето уже началось, очень хочет домой, тоскует, – тихо, чтобы сын не услышал и не расплакался, говорит Анастасия. – Там друзья, все родное, много времени на свежем воздухе проводил. Здесь ни с кем не играет, видно, что ему больно ходить, вообще шевелиться. Жалуется, что слабым стал. Потихоньку лепит из пластилина, рисует, собирает пазлы. Такие вот игры у него теперь, а любил санки, велосипед, бегать…

Палата, в которой лежит Никита, чистая, светлая. Но мальчику все равно в ней тесно. В наших силах помочь Никите Романову выйти на волю.

Роман Сенчин

Фото Василия Попова

Хакасия




Для спасения Никиты Романова не хватает 562 300 руб.

Заведующая отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р.М. Горбачевой Наталья Станчева (Санкт-Петербург): «У Никиты один из редких видов лейкоза. Надежда на излечение связана с трансплантацией костного мозга. Провести ее мы рекомендуем как можно скорее, чтобы не допустить прогрессирования болезни. За рубежом Никите нашли достаточное количество потенциальных доноров. Для профилактики и лечения инфекционных осложнений после пересадки необходимы дорогостоящие препараты, которые государственной квотой не покрываются».

Счет из Фонда Стефана Морша на поиск и активацию донора удалось оплатить из средств, собранных читателями rusfond.ru на программу «Русфонд. Онкология» (€13 тыс.) и родителями Никиты (€5 тыс.). То есть требуется 1 317 300 руб. на оплату лекарств. 500 000 руб. внесет компания «Ингосстрах». Фонд «СУЭК-регионам» перечислит 100 000 руб. ЗАО «Антипинский НПЗ» внесет 100 000 руб. Телезрители ГТРК «Хакасия» соберут 55 000 руб. Таким образом, не хватает 562 300 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Никиту Романова, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Никитиного папы – Дениса Сергеевича Романова. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Русфонда





Rambler's
Top100

Топ-30 записей Живого Журнала

Latest Month

Март 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars