v_kostyukovsky (v_kostyukovsky) wrote in rus_fond,
v_kostyukovsky
v_kostyukovsky
rus_fond

Category:

Сердечный Егор

У нас на сайте новая главная тема.
И новый автор – дебют журналистки Юлии Шмидт в Русфонде.

Upd: 23 октября. Егору собрана вся сумма! Спасибо блогерам, перепостившим материал о Егоре!

16.10.2009
ТРЕТЬЯ ПОЖИЗНЕННАЯ
Егору Орлову нужен новый митральный клапан

Мальчику два с половиной года, и он уже дважды перенес мощные переливания крови. Дважды ему перешивали сердечные сосуды, его собственную кровь остужали, и он продолжал жить благодаря аппарату искусственного кровообращения. Так ему сделали две операции, как говорят врачи, «по жизненным показаниям». Теперь нужна еще одна, третья, – и тоже по самым что ни на есть жизненным показаниям. Без нее не жить. Но нет денег.



Когда Егорка Орлов только родился, его сердце было немного не таким, как у других детей. Его диагноз «аномальное отхождение коронарных артерий» означает, что один из сосудов выходил из сердца не там, где у нас с вами.

– Очень редкий порок, – Егоркина мама Оксана спокойно говорит, спокойно наливает мне и себе кофе.

– Сначала, – говорит Оксана, – я даже не понимала: никто не верил, что мы выживем.

После одной из операций ей так и сказали: «Ну что, ваш сын пока жив».

Когда мальчику делали первую операцию на открытом сердце, ему не было и двух месяцев, он весил четыре килограмма. Сначала ему надо было перешивать сосуд. А потом сломался митральный клапан, он направляет кровь из сердца в аорту, –пришлось поменять на искусственный.

Я спрашиваю Оксану, о чем она думала, когда сын лежал в операционной со вскрытой грудной клеткой и отключенным сердцем. А она в ответ рассказывает, как после обеих операций беспокоилась, заживают ли рубцы, и как врачи, когда она об этом спрашивала, отвечали: «Мамочка, да что же вы не о том переживаете?!». После операций начались осложнения – сепсис, отек мозга. Из-за постоянного приема антибиотиков Егор почти полностью перестал слышать. Он не слышал – и потому не учился говорить. Он и в больнице не поворачивался к двери, когда кто-то входил в палату. Он молчал, даже когда посетитель громко здоровался. Егор не слышал и сам не издавал звуков. Даже плакал, говорит Оксана, почти беззвучно.

Аппарат вентиляции легких, с которым Егор пролежал недели, повредил горло, с тех пор время от времени ему тяжело дышать самостоятельно. Чтобы помочь Егору, трубку приходится вставлять прямо в горло, – через дырочку в шее. Тогда воздух идет сразу в трахею, и Егор снова может дышать.

В реанимации мальчик провел три из шести первых месяцев жизни, и через полгода весил меньше, чем при рождении. 95 дней реанимации, спокойно говорит Оксана. А потом – недели интенсивной терапии.

Потом стало легче. Спасти Егора от глухоты удалось: родители смогли найти €40 тыс. на кохлеарную имплантацию в Германии. Они продали все, что сумели, влезли в долги, набрали кредитов. Оксана сейчас сидит с мальчиком, а Егоркин папа Антон зарабатывает 19,5 тыс. руб. в месяц. Это на четверых: у них еще и старший сын есть, десятилетний Даниил. Ту же операцию против глухоты можно было сделать в России – и бесплатно. Но из-за проблем с сердцем лечить слух Егора в родном отечестве никто не решился, поэтому пришлось ехать в Германию – и платить.

Мы пьем кофе, и Оксана рассказывает, что недавно убрала все старые Егоркины фотографии – те, где ему шесть месяцев, и он весит меньше, чем в момент рождения. Сейчас у нее красивый сын, который в два с половиной года не боится и не стесняется чужой тети-корреспондента. Он бегает по комнате и беспрерывно болтает «да-да-да-да-да». Словами пока не получается – слишком мало времени прошло с тех пор, как вернулся слух. Родители уже полгода после операции в Германии талдычат ему: «Маааа-ма. Пааа-па». И с нетерпением ждут – как и все родители маленьких детей. «Мааа-ма», – говорит Егору Оксана. Он только улыбается в ответ и бежит по кругу дальше.

Если бы он мог, то, наверное, сказал бы, что бегать по кругу – весело. А то, что через пару минут дышать становится тяжело, и что долго бегать невозможно, – ерунда. И показывать чужой тете-корреспонденту игрушечных рака и гусеницу – тоже весело. А то, что несколько раз в день через дырочку в шее надо вставлять трубку от специального аппарата и санировать горло – тоже вполне переживаемо.

Все это пройдет: необходимость в трубках можно перерасти, а сердце можно вылечить. Для этого надо устранить стеноз легочной артерии и поменять митральный клапан.

Что значит для человека в два с половиной года одна такая операция, если он и так делает все, чтобы жить? Я не знаю, и Оксана тоже не знает.

Совместить две операции в одну, чтобы отключать сердце только один раз, – это смогут только в Берлинском детском кардиоцентре, говорит мне Оксана. Егоркино сердце и сейчас работает на пределе возможностей. Врачи удивляются и говорят, что так – не живут.

Егор хватает меня за руки, а когда я по глупости показываю ему язык, показывает мне в ответ свой и снова бежит к игрушкам, а потом к маме.

Юлия ШМИДТ,
Фото Ольги ЛАВРЕНКОВОЙ


ДЛЯ СПАСЕНИЯ ДВУХЛЕТНЕГО
ЕГОРА ОРЛОВА НЕ ХВАТАЕТ 554 871 РУБЛЕЙ

Детский кардиолог Берлинского кардиоцентра Станислав Овруцкий заявил нам: "Егор Орлов – это очень сложный случай, со многими осложнениями. Изначальным диагнозом являлось аномальное отхождение левой коронарной артерии из легочной. Эта ситуация требовала незамедлительного хирургического вмешательства. Левую коронарную артерию Егору переставили, но сохранилась высокая степень недостаточности митрального клапана, что и повлекло за собой его замену протезом».

По мнению господина Овруцкого, сейчас на «участке эксплантации коронарной артерии» сохраняется стеноз (сужение) легочной артерии «в высокой степени и он развивается». По этой причине протез митрального клапана требует срочной замены. Соответственно предстоит устранить и стеноз легочной артерии: «Надеюсь, нам удастся хорошо прооперировать Егора и вернуть ему относительно нормальный образ жизни".

Берлин выставил родителям Егора Орлова счет на €31 155. Семье удалось собрать €18 500 с помощью «Фонда поддержки материнства и детства», общественной организации "Старт болл" и благотворительного аукциона "Парад кукол".

Таким образом, не хватает еще 554 871 руб.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Егорке Орлову выжить, то пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители Издательский дом «Коммерсантъ» и Лев Амбиндер). «Помощь» в свою очередь переведет ваши пожертвования в Берлинский кардиоцентр. Все необходимые реквизиты есть в Российском фонде помощи. Можно также воспользоваться нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа.

Экспертная группа Российского фонда помощи


(495) 926-35-63, (495) 926-35-64 / 125252, Москва, а/я 50 / rfp@kommersant.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments